Меню

Новая криптовалюта: будут ли торговать личными данными детей?

Руководитель Рособрнадзора Сергей Кравцов, выступая на III Международной конференции «Большие данные: новые возможности мониторинга в образовании», рассказал о планах по внедрению технологии блокчейн при проведении единого государственного экзамена с 2019 года. ​»Мы говорили об использовании технологии блокчейн в ЕГЭ, и в этом году эта технология также будет применяться в ЕГЭ с учетом новой технологии печати и сканирования в аудитории, мы эту технологию будем внедрять», – цитирует чиновника ТАСС.

«Вы слышали про блокчейн? А я вам так скажу, батенька: блокчейну палец в рот не клади!»

Блокчейн часто сравнивают с личным дневником или картотекой, куда последовательно вносятся записи обо всём важном, что происходит в жизни человека. Только, как выясняется, дневник этот может быть доступен миллионам пользователей независимо от нашего желания. Законно ли это?

Константин Гусов, исполнительный директор Московского центра образования школьников имени М.В. Ломоносова

В Конституции Российской Федерации есть закрепленное право гражданина на неприкосновенность личной жизни, защиту семейной, коммерческой и любой другой тайны. Есть и принятый во исполнение Конституции Федеральный закон «О персональных данных». Сюда, разумеется, относится тайна частной жизни ребенка. Закон защищает эту тайну, запрещает к ней доступ, наказывает нарушения в этой области.

Высказывание Сергея Кравцова наводит на тревожные размышления. Для начала в системе блокчейн будут обрабатываться только данные ЕГЭ. Но кто мешает чиновникам распространить эту технологию дальше, на весь остальной массив информации о ребенке, его «больших данных»?

Традиционно мы привыкли к тому, что персональные данные собираются государством. Это нормально и необходимо для целей государственного управления обществом и его безопасности. Но прежде информация всегда содержалась в крупных централизованных хранилищах и архивах, высокозащищенных и засекреченных. Доступ в эту систему разрешался только специально уполномоченным лицам.

С одной стороны, этот традиционный порядок давал узкому кругу уполномоченных лиц широкие возможности по злоупотреблению доступной только им информацией, т.к. засекреченность лишала общество самой возможности контроля за ними. Но, с другой стороны, чтобы получить неправомочный доступ к запрещенной информации, надо было сильно постараться, прилагать большие технические или административные усилия.

Что же касается блокчейна, то это принципиально иная технология, где весь массив «больших данных» разбит на маленькие порции, которые хранятся у всех абонентов сети, входящей в блокчейн. То есть буквально на наших домашних персональных компьютерах, планшетах или смартфонах. Каждый из нас будет иметь частичку этих данных.

Такие ценные данные, безусловно, будут вызывать у многих участников сети блокчейна огромный соблазн воспользоваться ими в своих корыстных целях. Начиная от педофилов и шантажистов и заканчивая экстремистами-вербовщиками.

— Дяденька, а откуда вы знаете, что я люблю карамель «Взлётная»?

— Я теперь всё о тебе знаю, деточка…

Представим ситуацию математически. К примеру, будем считать, что своекорыстные намерения свойственны только одному человеку из тысячи. Это, конечно, очень оптимистично, но для удобства будем считать так.

При традиционной системе хранения данных доступ в нее могли получить максимум несколько тысяч людей, располагающих соответствующими возможностями. Значит, пытаться получить доступ будут лишь несколько человек, и не факт, что кому-нибудь из них это удастся.

Если же число участников системы составляет миллиард, то пытаться взломать систему будет уже миллион человек. У кого-нибудь из этой толпы мошенников рано или поздно всё получится. Отыщется ли компьютерный гений, дадут ли сбой механизмы шифрования данных блокчейна – будет уже неважно. Непонятные люди с непонятными целями будут копаться в личной информации о наших детях.

Это вызовет волну преступности, инсайдов, беспрецедентного давления на детей. Появится огромный рынок, где современные информационные компрачикосы (те, кто умудрились добыть важную информацию о чужих детях) будут продавать ее тем, кто за нее лучше заплатит – самим родителям либо людям с враждебными и преступными намерениями. Этакая чудовищная криптовалюта, где каждый бит конфиденциальной информации стоит больших денег.

Поэтому, на мой взгляд, технология блокчейна может рассматриваться только как инструмент работы с отдельными типами данных. Это могут быть данные о сдаче ЕГЭ, с контрольными проверочными работами учеников, или, к примеру, с информация о крупных успехах школьников на Олимпиадах, конкурсах, соревнованиях. То есть можно рисковать той информацией, которую большинство людей и само не прочь сделать известной. Но категорически не стоит выкладывать в блокчейн информацию, которая не предназначена для распространения либо которую запретили распространять ее владельцы.

Дата публикации: 20.02.2019 ко всем новостям