Меню

ЗАПАХ МАНГАРИНОВ ИЛИ ЗАЧЕМ ПАПА ПРИВЁЛ НА ДАЧУ ТЁТЮ КАТЮ…

Я работал в одной телевизионной редакции на федеральном канале и как-то раз под Новый год шеф-редактор попросила меня сделать сказочный новогодний репортаж. Мы сели с режиссёром покумекать и решили, что будет много красивых съёмок, добрый текст, классическая музыка и … интервью с детьми.

«Давай езжай в какой-нибудь детский сад, — сказал режиссёр, — И поспрашивай детей, как они обычно отмечают Новый год, верят ли в Деда Мороза и ждут ли чудес в новогоднюю ночь. Нарежем, замикшуем, подложку новогоднюю сделаем – будет супер!»

В общем, план работы у меня был – уже полдела. Осталось другую половину выполнить. Позвонил знакомой заведующей детсада в своём районе и договорился о съёмках. Приехали, расположились с оператором в актовом зале, направили камеру на ёлку и говорим: «Ведите детей, только таких, которые поболтливее».

Воспитатели переглянулись, призадумались и ушли. Начали приводить детей. Детки стараются, читают стихи, поют песни, что-то рассказывают – вроде все ничего, а вот понимаю, что чего-то не хватает, какой-то изюминки. Спрашиваю: «Это все ваши звёзды? – воспиталки переглядываются между собой, — Вижу, что не все. Давайте, ведите мне главные таланты или заведующую сейчас позову!»

Одна другую толкает: «Давай, веди Лизу Горемыкину». Та возмущается: «Да ты что – она такого наговорит!» — ну тут я уже вступился и пообещал: «Если что не так — камеру тут же остановим».

Приводят они в итоге к нам не по годам рослую девочку (пятилетняя, а выглядела на все семь), бойкую, боевую, белокурую красотку с огромными синими глазами. Мы как ее увидели с оператором – обалдели: «И это чудо вы на телевидение не хотели пускать! Да ведь это просто преступление!» — говорим воспитателям. Они жмутся.

Тем временем Лиза уверенно встала под ёлку и стала бодро читать своё любимое стихотворение:

Снег лежит перинами
Шапками идет,
Пахнет манГаринами —
Скоро Новый год!

«Все хорошо, Лиза, — я ей говорю, — Только почему у тебя «мандарины» стали «манГаринами»? Перечитай еще раз, пожалуйста».

Читали раз пять: итог один и тот же – «манГарины» и всё. Ну что тут будешь делать?

— Ладно, со стихами закончили, — сказал я наконец, — Давай просто поговорим. Скажи, а что ты ждёшь в новогоднюю ночь от Деда Мороза?

— Подарков! – так же бойко ответила Лиза.

— А каких, если не секрет?

— Хочу, чтобы Дед Мороз положил мне под ёлочку путёвку в Париж.

— А почему именно в Париж? – спросил я.

— В Париже очень много цветов. А я люблю цветы. Буду там гулять и смотреть на цветы! – сказала Лиза романтично и глаза её засияли как незабудки.

— Ехать в Париж, чтобы просто посмотреть на цветы, — удивился я, — В Париж едут совсем за другим, Лиза. А цветы можно посмотреть и на даче, только летом.

— Вот только не надо про дачу… — Лиза вдруг помрачнела, насупилась и засопела носом.

— Но почему, Лиза?

— Да потому! – чуть ли не вскрикнула она, — Потому что, папа раньше жил там один и мы к нему приезжали. А потом он привел, эту, тётю Катю… Мы приезжаем, а она в нашей комнате. А мама ей говорит: «Ты что здесь делаешь ……» — и тут последовала такая тирада искуснейшего ругательства, что у всех присутствующих просто челюсти отвисли. Когда Лиза стала рассказывать, как мама схватила тётю Катю за волосы и поволокла за ворота, к нам подскочили воспитатели и сказали, что это снимать уже не стоит. Мы выключили камеру, а воспитатели отвели Лизу в сторону и успокоили.

— Ну что будем делать? – спросил я у своего оператора, который отличался здоровым профессиональным цинизмом.

— А ты слышал, когда она ругалась, то очень чисто сказала это словечко, однокоренное с «мандаринами»? – сказал он.

— Думаешь, у нее был какой-то психологический затык (может у них в доме символ нового года маргарин и выпечка) и в ходе этой тирады она от него избавилась? – развил я вслух его мысль. – Ну что, давай попробуем переснять стихотворение.

Мы попросили Лизу еще раз прочитать стишок. Лиза вернулась под ёлку и снова прочитала:

Снег лежит перинами
Шапками идет,
Пахнет манГаринами…

На этот раз бука «Г» прозвучала ещё более чётко и даже устрашающе… Мы попрощались и уехали. Поставили в репортаж стих с «мангаринами» и получилось очень мило. Всем понравилось.

Счастливый новогодний конец

31 декабря мы работали. Под конец рабочего дня заходит незнакомый парень и говорит: «Добрый день. Я Виктор Горемыкин, оператор с 11-го канала. Коллеги, мне тут ребята сказали, что вы мою дочь Лизу снимали? Нельзя ли видео посмотреть?» — мы достали кассету и все вместе посмотрели. Опять ржали до колик в животе. Виктор в итоге выменял у нас эту кассету на совершенно новую и засобирался домой.

— Ты к себе на дачу? – поинтересовался я.

— Да нет, — задумчиво протянул он,- Хватит, нагулялся. Тётю Катю я выгнал. Еду домой — к жене и к дочке.

— А примут?

— А чего не принять – примут. – уверенно сказал он и добавил с улыбкой, — Я вон и мангаринок купил…

Оказывается режиссер мой, друг семьи этих Горемыкиных и дочку сразу на видео узнал. Позвонил Виктору и рассказал в подробностях про наши съёмки. Тот вроде в трубку посмеялся, а потом всю ночь рыдал — три раза наволочку отжимал. А на утро принял единственно правильное решение, в аккурат под Новый год. А вы говорите, что не бывает новогодних чудес – ещё не то бывает на белом свете!

Подписывайтесь на наш канал и всё узнаете)

Дата публикации: 15.12.2018 ко всем новостям